Перевод с немецкого X_Viky_X для http://tokio-hotel.ru/ & http://www.liveinternet.ru/community/tokio_hotel/
Просим копировать с ником переводчика, ссылкой на нас и оригинальный источник
Источник: morgenpost.de/berlin/Wir-koennen-nichts-anderes

«Мы на другое не способны»

После двухлетней паузы Tokio Hotel напомнили о себе новым альбомом и туром. Беседа с участниками группы.
Tokio Hotel 2017 - Deezer Deutschland

Билл и Том Каулиц, Георг Листинг и Густав Шефер сидят на чёрном кожаном диване в зале Black Box Music в Панкове, у их ног дремлет бульдог Пумба. Третьего марта, после двухлетней паузы, выходит новый альбом Tokio Hotel, «Машина грёз». Уже с декабря, преимущественно в Берлине, участники группы репетируют предстоящий тур. Парни знают: они вряд ли достигнут с пятой пластинкой большего успеха, нежели со своим дебютным альбомом, "Schrei" 2005-го. Тогда им было 15, 16 и 17 лет. Их жизненные приоритеты тогда были другими. Разговор о серьёзных планах, приоритетах, и ночных развлечениях Берлина.

Berliner Morgenpost: Ваш последний альбом, по словам журналистов, добился небольшого успеха. Это на вас давило?

Билл Каулиц: Когда делаешь свой первый альбом, ты абсолютно простодушный. Никто ничего не ожидает, нет никакого давления. В этот раз мы хотели вернуться к такому подходу в написании песен, потому что это дает абсолютно иной доступ к творческим силам. Нам повезло, что у нас всё ещё есть прочная фан-база. Благодаря этому 2015-й год был отличным в плане турне. Мы имели возможность расслабиться.

Том Каулиц: И мы продолжали работу над альбомами. Не важно, если при этом продажа ухудшается. Это же вопрос личного вкуса. Последний альбом стал золотым и почти всюду был №1 на iTunes, и мы делаем не только альбомы, но и музыку. Альбом – это просто подведение итогов всего времени. У нас нет иного выбора. Мы не способны ни на что другое.

Berliner Morgenpost: Вы, вероятно, больше не особо стремитесь к успеху в смысле «известности».

Билл Каулиц: Для нас речь никогда не шла о том, чтобы прославиться. Когда мы не выпускаем пластинки, нас также не видно на ток-шоу или на красной дорожке. Мы, конечно, охотно участвуем во всей этой суете, но для нас важнее – выступления и создание музыки. Для меня было проблемой, когда речь шла больше о личностном, нежели о музыке. Именно в Германии это дошло до предела. Поэтому мы сбежали в Лос-Анджелес, и четыре года ничего не делали. Для нас, в плане карьеры и жизни, это был единственный выход. Теперь мы можем по-новому наслаждаться выступлениями. В течение некоторого времени мы только путешествовали, и были совершенно оторваны от обычной жизни и обычных людей.

Георг Листинг: Мы все были в этом своеобразном коконе, но для нас с Густавом было чуточку легче. Нам не пришлось бежать за границу.

Berliner Morgenpost: Густав, ты в прошлом году стал отцом. Не заставляет ли это задуматься о жизни в группе, о возвращении обратно в «кокон»?

Густав Шефер: Во всяком случае, это позволяет расслабиться. Я уже не ломаю себе голову. А ещё, я немножко ограничил употребление алкоголя (смеется).

Билл Каулиц: Думаю, для нас всех баланс стал важнее, особенно теперь, когда мы стали старше. Раньше, мы возвращались со школы и занимались музыкой. Ничего другого не было. Вне группы у нас не было никаких социальных связей. Теперь всё иначе. Густав – папа, женат; у Георга есть девушка; каждый занимается своими делами. Мы охотно погружаемся в свой мир и отправляемся в тур, потому что знаем, что вернемся.

Berliner Morgenpost: Дружба зачастую меняется, когда взрослеешь. Как обстоят дела в вашей группе?

Том Каулиц: Это так, но я думаю, что это значительнее для женщин. У меня тоже было такое опасение, но пока что всё остается как всегда. В случае с девчонками, если у тебя вдруг появляется двое детей, то «Секс в большом городе» заканчивается. Сидишь дома и няньчишь. А у нас по-прежнему «Секс в большом городе». (смеется)

Berliner Morgenpost: А как остальные планируют свои семьи?

Том Каулиц: Мы с Биллом вообще такого не планируем.

Билл Каулиц: я порой ощущаю себя на 100 лет. Потом думаю, - я уже всё видел и пережил. Потом мне хочется потрясений и перемен. А в другой раз, я чувствую себя 12-летним, и меня пугает эта мысль. Потом я думаю, - ну не могу же я жениться и завести детей. Но таких отношений, как у Густава, у меня ещё не было. Конечно, они всё меняют. А может, жизнь запланировала для меня нечто другое.

Berliner Morgenpost: Вы репетируете предстоящий тур с декабря, преимущественно в Берлине. Что связывает вас с этим городом?

Билл Каулиц: для нас Берлин – это немецкий аналог Лос-Анджелеса. Он безумно международный. В Берлин приезжают люди со всего мира, потому что здесь царит настоящая свобода. Ночная жизнь – классная, мне нравится [клуб] Бергхайн. Здесь самые классные ночные развлечения в мире.

Berliner Morgenpost: Вы здесь чувствуете себя свободнее, чем в остальной Германии?

Билл Каулиц: Да, в Берлине нам комфортнее всего. В Магдебурге я бы не смог пройтись по улице. В Берлине с этим нет проблем.

Berliner Morgenpost: Думали о переезде в Берлин?

Билл Каулиц: Не думаю, что мы когда-либо поселимся в Берлине. Но мы с Томом подумываем приобрести жильё ещё и здесь. Этот город нас очень вдохновляет, поэтому мы с радостью проводим здесь время.

Berliner Morgenpost: Каково это, - снова долгое время находиться в Германии?

Том Каулиц: Как и с карьерой в целом. Мы теперь ценим это по-иному, потому что потом можем снова уехать. Когда мы жили здесь постоянно, это было похоже на заключение. Мне всё казалось отвратным. А теперь я с радостью приезжаю сюда.

Билл Каулиц: Мы снова скучаем по Германии. Пребывание здесь немножко похоже на отпуск. Между тем, говоря «мы летим домой», мы имеем в виду Лос-Анджелес.

Berliner Morgenpost: А там вы всё так же живете вместе?

Билл Каулиц: Точно. Всегда. У нас там мужское домашнее хозяйство. Но Том – мега-опрятный.

Том Каулиц: Это потому, что мы редко бываем дома. Мы трижды на день едим в ресторане. Холодильник – пуст, в нём только алкоголь. Не нужно даже посудомоечную машину включать.

Berliner Morgenpost: Через некоторое время вам исполнится 30. Что думаете об этом?

Билл Каулиц: Раньше я думал, что не стану таким взрослым. Но для меня старение вообще ничего не значит. Я бы не хотел повернуть время вспять.

Георг Листинг: Я хочу стать очень старым. Запросто 200-летним, но если буду здоровым, конечно.

Berliner Morgenpost: А что ещё должно произойти к тому времени? Построить дом, посадить дерево, родить сына?

Билл Каулиц: Я непременно хочу жениться. Когда-нибудь. А ещё, хочу открыть собственный клуб, самый крутой в Европе. И линию модной одежды.