Перевод с немецкого Lisa_Wendy&X_Viky_X для http://tokio-hotel.ru/ & http://www.liveinternet.ru/community/tokio_hotel/
Просим копировать с ником переводчика, ссылкой на нас и оригинальное видео


Скачать (188 мб)

Биография этого молодого человека, на мой взгляд, очень занимательна, потому что он создал себя как личность в очень раннем возрасте. Просто он сказал: "Я хочу быть не таким, как остальные и я буду стоять на своём, несмотря на то, что остальные меня за это травят и насмехаются надо мной". Я считаю, это очень интересная история.

Билл: Когда он ещё вёл "Темы дня", мне было лет 16-17 и, в то время, я такое, конечно же, не смотрел. Разумеется, его имя всегда было на слуху, в том числе и для моего поколения тоже. Все его знают и у него была очень важная миссия, очень заметно, что он всерьёз интересовался темами, которые поднимал. Он не был каким-то унылым диктором новостей, напротив, он всегда мог преподнести тему так, чтобы можно было без особого труда понять, о чём идёт речь не имея при этом чувства, что тебе тычут в пальцем в очевидное.

Мои родные были очень взволнованы, когда я рассказал, что встречусь с Ульрихом Викертом и мы проведём вместе целый день. Мне кажется, он очень интересный собеседник и я с нетерпением жду нашей встречи.

Этот отель... В принципе, тот самый отель, в котором мы всегда останавливаемся, если мы в Германии. Чувствуешь себя здесь уже почти как у себя дома.

Ульрих: Вы жили в этом отеле несколько месяцев после операции, верно?

Билл: Точно. И когда я сейчас приехал сюда, я давно здесь не был, подхожу к ресепшену, они так приветливо меня встретили и хотели мне дать тот же номер. И тут я захожу в комнату, и понимаю, что мне нужно срочно оттуда выйти, и попросил поменять мне номер... Потому что, мне кажется, это была самый сложный и напряжённый период во всей нашей карьере, я потерял голос, потом эта операция, всё это очень сильно давило на меня. И, разумеется, страх неизвестности, когда не знаешь, что будет...

Ульрих Викерт: Что именно происходило с твоим голосом?

Билл: На моих голосовых связках была киста.

Викерт: Ясно…

Билл: Голосовые связки уже не смыкались нормально, нужно было приложить много усилий, чтобы издать хоть какой-то звук, и голос, по сути, полностью пропал. И это было так…

Викерт: А как же тогда можно общаться? Писать на бумаге?

Билл: Да, у меня был клочок бумаги.… и, конечно же, мне помогал мой брат. Это большой плюс. Нам надо было просто посмотреть друг на друга, и он сразу же понимал, что я хочу сказать. Так что на тот период он был, в некотором смысле, моим глашатаем.

Викерт: В этом отношении он для тебя – идеальный партнёр?

Билл: Безусловно. То есть, да, так или иначе, эта связь будет постоянной, всю мою жизнь.

Викерт: У вас есть чувство, что один из вас – слабее, а другой – сильнее? То есть, ты – такой, а он – другой?

Билл: Ну, я думаю, мы дополняем друг друга. То есть, у него… у нас есть свои слабости, но мы… Например, всё дело в энергии. Если одному из нас плохо или не хватает сил, то другой его мотивирует и поддерживает.

-----------------------

Билл: Это очень известная студия и аппаратная видеозвукозаписи, в которой создавались известные пластинки. Дэвида Боуи, и так далее. Здесь записываются великие музыканты.

------------------

Викерт: Я задаю себе один вопрос: У каждого есть своя индивидуальность, на которую влияют события, происходящие в период взросления, а также язык, и всё, что слышишь и чему учишься в семье. Ты начал формировать свои индивидуальные особенности с 8-9 лет. Каким образом это происходило?

Билл: Мы с Томом до 6-7 лет были очень похожи. В то время мы выглядели совершенно одинаково, носили одинаковую одежду, и на наших пуловерах были наши имена, чтобы воспитатели и учителя могли нас различать. А потом мы немножко отдалились, у нас появились различные интересы, в том числе в плане музыки. Я имею в виду, мы с Томом слушали разную музыку, и мы просто развивались в разных направлениях. Вероятно, причина ещё и в том, что, будучи близнецом, тебя всегда воспринимают только как одного из близнецов. То есть, часто даже не называют по имени, а говорят просто «близнецы». И, наверное, по этой причине мы подсознательно пытались стать отдельными личностями и развиваться каждый по-своему. И это сильно затронуло наш внешний вид.

Конечно, мы прошли через много разных стадий, но мы всегда во всём были радикальными. Он выглядел очень необычно, я тоже, и в целом мы резко выделялись. Конечно, это был не самый лёгкий путь. Но для меня было очень важно быть свободным в своих действиях. Во мне всегда живёт бунтарь, который жаждет свободы в своей внешности, в музыке и т.д. Для меня свобода – самое главное. И когда я был младше, всё было точно так же.

Викерт: И поэтому для меня «свобода» - тоже очень значимое понятие, но, вероятно, ты бунтовал, потому что сказал, «Я получу эту свободу!»

Билл: Да… с людьми часто обращаются несправедливо, ведь так? И я, вообще-то, всегда выбирал более трудный путь, и всегда спорил. У меня всегда было собственное мнение, и пока я чувствовал, что прав, я хотел, чтобы с этим соглашались. Однако… У нас были огромные проблемы в школе… Мои школьные годы были кошмаром. Я терпеть не мог каждое утро ходить туда. Сейчас, оглядываясь назад, я осознаю, «Да, я всё усложнял. Всё могло бы быть гораздо проще». Но чем сильнее люди боролись с этим и говорили, «Он не может приходить в школу с накрашенными глазами, так нельзя», и «Ему нельзя… Тому нельзя с гитарой…», тем больше мы … то есть, тем ярче становился мой макияж на следующий день, и тем темнее были волосы. Да, мы несколько усложняли ситуацию, но у меня всегда было такое стремление, то есть… Я хорошо учился. В школе я всегда получал хорошие оценки, конечно же, я делал это ради себя самого… но взамен хотел, чтобы ко мне относились, как ко всем остальным.

Викерт: Если кто-то меня разочаровывает, или кажется коварным, я… тогда я говорю себе, «Вот они какие. Я не хочу больше иметь с ними ничего общего». Я иногда бываю радикальным. Возможно, я делаю это, только чтобы защитить себя.

Билл: Я думаю, каждый из нас всегда ищет кого-то, кто имел бы схожие моральные ценности. И даже если поначалу кажется, что это может сработать, нужно подумать, как будут обстоять дела в будущем. То есть, это касается как личных отношений, так и деловых. Думаю, это относится ко всем сферам. И пока есть люди, которые тебя ненавидят, есть и те, которые тебя любят, и так ты понимаешь, что поступаешь правильно. Я считаю, что если кто-то имеет свои убеждения, и выражает их, этим самым он излучает нечто вроде свободы, на которую другие люди могут не осмелится, и тогда… любовь и ненависть идут рука об руку. В таком случае у меня всегда есть ощущение, что всё происходит правильно. И я всегда нормально относился к тому, что есть люди, которым я не нравлюсь, и которые настроены против меня, потому что, в конце концов, это каким-то образом помогает двигаться дальше.